full screen background image
Search
27 октября 2021
  • :
  • :

Уход Николича неизбежен. Рангник запустил немецко-динамовский алгоритм

Игорь Рабинер — о смене тренера в «Локомотиве».

Небанальность случая с отставкой Марко Николича — только в одном. Всего в трех месяцах между переподписанием контракта с ним и отставкой. Но это — про губительность метаний, постоянных пертурбаций в локомотивских верхах, многовекторности клубной власти.

Будь у Ральфа Рангника в момент переподписания Николича столько полномочий, сколько сейчас, того переподписания никогда бы не случилось. А если решили всерьез и надолго доверять Николичу — не назначайте Рангника, который, как всем вменяемым футбольным людям заранее ясно, придет с другими идеями. Но и одного продлили, прописав ему к тому же щедрейшее выходное пособие, и другому дали все полномочия.

Вообще же история с увольнением Николича стара, как город Нафплион на греческом Пелопоннесе, где я сейчас нахожусь. Его жизнь началась еще до Гомера, и основателем его мифы Древней Греции называют сына морского бога Посейдона. Футбол придумали несколько позже, но все равно в нем, как и в истории, и в литературе, и в кино, есть базовые сюжеты, повторяющиеся из года в год, из поколения в поколение, из континента в континент.

В клуб приходит новое руководство; у него другое видение процессов, в том числе и чисто футбольных. Тренер, работающий в клубе, делает свое дело неплохо, временами хорошо — увольнять его формально не за что. Но у новых боссов совсем другое видение, в какой футбол команда должна играть, и они этого тренера не назначали. Дальше, если эти люди наделены полномочиями решать, его судьба глобально определена и вопрос состоит только в том, когда и почему.

В «Локомотиве» произошло раньше, чем предполагалось. Как я понимаю, еще месяц назад никакой отставки в ближайшее время и близко не планировалось: и результаты, и растущая популярность Николича совершенно не располагали к тому, чтобы планировать на скорую перспективу радикальные решения. Но трансферная кампания уже шла под новые задачи руководства клуба, читай, Рангника. Николичу оставалось работать с этим составом — а там есть с кем работать. Да, сегодня Бека-Бека не ровня Крыховяку, но завтра он будет сильнее, а послезавтра уедет в топ-чемпионат за серьезные деньги, а Гжегож пойдет с базара. Так, по крайней мере, предполагается…

В целом обстоятельства ухода Марко не очень сильно отличаются от того, как убирали человека, вместо которого он пришел, — Юрия Семина. Нюансы, конечно, различны — в особенности то, что у Юрия Палыча закончился контракт, а с Марко его, наоборот, продлили. А также то, что Семин вынужден был уйти на втором месте, одержав две победы в трех матчах, плюс ничья в Питере с «Зенитом». Николича же свергли в момент кризиса, но все равно при дележке 4-6-х мест. Да и от того же второго отставание составляло лишь два очка. То есть не в конкретных результатах, конечно, дело.

Понятно, что по общим заслугам для клуба Николич — далеко не Семин и такой бурной реакции с хейтом в адрес менеджмента, как по отношению к Василию Кикнадзе, не будет. Тем не менее Марко в концовке одного сезона удержал команду на втором, лигочемпионском месте, во втором опустился на строчку ниже, зато взял Кубок. Да, провалил прошлую осень, но компенсировал ее классной весной, смазанной только 1:6 от «Зенита». Было и четвертое место в группе ЛЧ, но при этом — две ничьих с «Атлетико» и очень достойная домашняя игра с «Баварией».

Зато, как только потребовалось вести игру самим — провал дома с «Зальцбургом». Клубом, которым наряду с «Лейпцигом» много лет управлял глава спортивного блока «Ред Булла» герр Рангник.

В его философии футбола — диктовать сопернику свою волю, агрессивно и высоко прессинговать и контрпрессинговать. Николич предпочитает иное. В клубе столкнулись два восприятия футбола. Более высокопоставленное ожидаемо победило. Но Марко точно будет активно востребован в РПЛ.

Этот сезон начался для «Локо» с 0:3 от «Зенита» в Суперкубке, а дальше был удачный беспроигрышный старт в чемпионате. Но характера и сплоченности в нем было куда больше, чем футбола. «Уфе», «Зениту», «Динамо» локомотивцы должны были уступать, но всякий раз сводили матчи к ничьим.

Марко вызывал доверие игроков, симпатию болельщиков и журналистов. Тем более что вариться ему приходилось явно не в дружественной среде. Причем с первого дня, когда Николич попал на войну фанатов против Кикнадзе, и до последнего. К чести серба, во всей этой атмосфере ничего нехорошего к его репутации не прилипло.

Но такой внятной игры с ромбом в полузащите, как в весеннем отрезке, команда больше не показывала: она осталась фрагментом. От того ромба Николич по кадровым, видимо, причинам отказался, а к другой интересной формуле не пришел. Смолов, Жемалетдинов и Гильерме долго делали результат, но в отсутствие созидательной командной игры это тоже не могло продолжаться вечно.

Уход Николича неизбежен. Рангник запустил немецко-динамовский алгоритм

Плохая осень, причем вторая подряд, у «Локо» прогнозировалась. Одна из причин, например, состояла в чрезмерном количестве контрольных матчей в короткое летнее межсезонье: когда следовало закладывать фундамент, команда почти каждый день просто гоняла в футбольчик. Но это было чревато последующим функциональным спадом и травмами. Что и произошло.

Сейчас с улыбкой вспоминается, что Кикнадзе приводил Николича в «Локо» под флагом атакующего футбола. Сам Марко, что делает ему честь, еще при «живом» Кикнадзе в интервью Нобелю этот тезис Василия опроверг: мол, попытайтесь нагуглить хоть одно мое такое слово — не получится! Он честный и в этом плане — большой молодец.

Футбол Марко — низкий блок, ставка на надежную оборону и контратаки — это антипод футбольной философии Рангника, у которого очно учился Тухель и заочно — Клопп. Еще и поэтому было понятно, что однажды случится неизбежное.

Часто бывает, что если руководству клуба не хочется работать с тренером, ему не покупают футболистов; уж в этом-то Николич никого обвинить не может. Но с теми, кто пришел, он быстро сладить не смог. А дольше терпеть не захотели из-за разницы в понимании футбола. Хотя решение-то принимал все равно не Рангник — не в его это полномочиях. Все определялось выше.

Думаю, многое решилось в Риме. Туда приехали и Рангник, и Александр Плутник — главный ныне вершитель судеб в «Локо». Они определенно встречались. И там был проигрыш в одну калитку, что еще и на фоне победы «Спартака» в Неаполе наверняка вызвало у больших клубных людей раздражение. До того, к тому же, случились незапланированные ничьи с «Уралом» и «Химками», после — вообще поражение от «Ростова», проигрывавшего в последнее время вообще всем. И тогда пазл сложился.

Уход Николича неизбежен. Рангник запустил немецко-динамовский алгоритм Марко Николич. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Многие «Локомотив» осуждают, а Николичу сочувствуют — и имеют полное право. Но приведу довольно близкую аналогию — «Динамо». Кирилл Новиков поднял бело-голубых с 15-го (на котором принял от Дмитрия Хохлова) на 6-е место, следующий сезон начал примерно так же, даже «Зенит» обыграл. В общем, работал достойно. Да еще и свой, из динамовской системы, к тому же сын легенды клуба.

Но посреди его тренерства в клуб пришел новый спортивный директор — Желько Бувач. Он жаждал другого футбола, нежели та консервативная, осторожная игра, которую предпочитал Новиков. И стоило тому дать осечку в квалификации Лиги Европы с тбилисским «Локомотивом», а через тур уступить «Химкам», как Новикова уволили. Жалко? Жалко. И, может, в чем-то несправедливо. Но вместо него Бувач привел Сандро Шварца, с которым сегодня «Динамо» показывает самый зрелищный футбол в РПЛ и идет на втором месте. Стоила игра свеч? Думаю, да.

Кого приведет Рангник? Многие называют Тедеско. Сказать по этому поводу могу только одно — знаю, что Ральф ценит Доменико и считает его одним из самых талантливых тренеров Германии. Но как-то все-таки сомневаюсь в столь быстром изменении семейных обстоятельств Тедеско, что они позволят ему вернуться в Россию, причем в другой клуб. Всякое, конечно, может быть, но мне пока ближе версия, что придет другой немецкий специалист.

История с отставкой Николича грустна, как и увольнение любого добротно и честно работающего тренера. Но случившееся — абсолютно неизбежно. Одно дело, когда у тебя в клубе такие полномочия, как в свое время у Алекса Фергюсона в «МЮ» или Олега Романцева в «Спартаке», — одновременно и главных тренеров, и топ-менеджеров.

Но тот же Романцев и ушел из футбола в 50 лет, потому что структура клубов изменилась; процессом стали управлять люди с деньгами, а подчиняться им он не захотел.

Семин — из того же поколения, но он продержался, ведя, однако, с разного рода директорами борьбу с переменным успехом, не впуская их на свою тренерскую территорию. Результаты его последнего «Локо» показали, что он был актуален, — золото, два серебра и два Кубка, 1/8 финала Лиги Европы.

Убрали его люди абсолютно нефутбольные: в «Локо» времен Кикнадзе — Мещерякова даже спортивного директора не было. И вот тут — главная разница между ним и Николичем. Рангника, думаю, никто не упрекнет в нефутбольности. Да, окончательное решение принимали выше, но влияние немца на футбольную составляющую «Локо» сейчас очевидно.

Поэтому можно констатировать: в данном случае произошло столкновение двух футбольных концепций и причины, в отличие от истории с Семиным, лежат в сугубо футбольной плоскости.

А уж насколько правильным окажется путь, выбранный сейчас «Локомотивом», окупятся ли те вложения, на которые он пошел, — покажут ближайшие годы. Не три месяца, не полгода — Рангник мыслит другими категориями. И замахивается он — помните слова его экс-игрока Демба Ба? — ни много ни мало на то, чтобы изменить восприятие футбольного процесса во всей России. Как и в любой стране, где он работает. Поймут ли?

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *