full screen background image
Search
30 октября 2020
  • :
  • :

Решающий шаг Семака, слабое звено «Спартака» и «серые зоны» ВАР. Рабинер — о выходе «Зенита» в финал Кубка

Обозреватель «СЭ» проанализировал воскресную игру в Санкт-Петербурге.

Мнение

В парке, ведущем к «Газпром Арене», звучала прощальная песня московской Олимпиады. В день полуфинала Кубка России «Зенит» — «Спартак» исполнилось ровно 40 лет с начала Игр-1980, и, хотя песню исполнили на церемонии их завершения, отчего бы не воспользоваться поводом? В словах «До свиданья, Москва, до свиданья!» в Питере перед встречей хозяев против единственной оставшейся в турнире столичной команды определенно звучал подтекст.

Пару часов спустя Москве действительно будет сказано — «до свиданья», а ее представители, за исключением главного тренера, вновь скажут не об игре, а о судействе и ВАР. Более того, владелец «Спартака» Леонид Федун в интервью «СЭ» взорвет медиапространство словами о «дутом чемпионе», который в Лиге чемпионов обязательно «огребет, потому что не будет судейской поддержки». А под футболкой Андрея Ещенко окажется майка с пламенным приветом Александру Медведеву а-ля Вадим Евсеев-2003 по мотивам предматчевого троллинга гендиректора «Зенита», вышедшего за рамки приличия и оцененного КДК в 200 тысяч рублей.

«Зенит» о судействе, разумеется, думать и говорить не будет. Он привык ко всем этим разговорам — ну и, как топ-клуб своей страны а-ля «Ювентус», где-то и к этой поддержке тоже. При этом победа отнимет у его игроков очень много сил — как мне рассказали, при всем общекомандном ликовании в раздевалке Артем Дзюба и Сердар Азмун сидели там абсолютно вымотанные и не способные (на этот раз) даже на малейшие проявления радости. Что, может, и к лучшему.

С одной стороны, используй «Зенит» хотя бы половину своих моментов в первом тайме, победа могла бы даться ему гораздо легче. С другой, мы видим гнев Федуна и жаркое обсуждение красно-белой общественностью как минимум трех эпизодов, подпадающих под зону ответственности ВАР, — неназначение пенальти на Александре Соболеве в первом тайме и Айртоне во втором, а также неудаление Магомеда Оздоева. Где же истина?

Она, мне кажется, в том, что нужно отделять мух от котлет, а зерна от плевел. И когда тот же Федун называет пенальти, с которого «Зенит» открыл счет, «липовым» и утверждает, что его можно было дать только при большом желании, — то уводит разговор в неправильную сторону. Илья Гапонов совершил элементарную ошибку и в штрафной ударил Азмуна по ноге. Этот 11-метровый — стопроцентный, как и офсайд у Жиго в момент отмененного первого гола красно-белых. Тут просто не о чем говорить.

А надо о том, что ВАР позволяет судьям размывать ответственность не за сто-, а даже за девяностопроцентные эпизоды. Главный арбитр по ходу игры чего-то не замечает (тот же захват Жирковым за футболку Соболева четко виден только с одной камеры). ВАР не считает это грубой ошибкой и не настаивает на дополнительном просмотре. В результате рефери, возможно, даже не представляет себе до конца всей серьезности ситуации, хотя и несет первоочередную ответственность за принятое решение. И кого винить?

Понятно, что методика применения ВАР — общеевропейская, и в России не могут, допустим, по собственной инициативе смотреть вторые желтые карточки, приводящие к удалениям (такого спорного эпизода в конкретном матче не случилось). Это — явная слабость существующего сегодня механизма. «Серых зон» в нем вообще хватает. Может, со временем их уберут. А может, и нет. Поэтому, полагаю, ФИФА и УЕФА должны дать национальным федерациям свободу в расширении методов применения ВАР.

Один из моих подписчиков в Facebook озвучил здравую идею — чтобы как в теннисе (добавлю сюда хоккей и американский футбол) у каждого тренера было две—три возможности в течение матча потребовать у арбитров просмотреть эпизод. То есть, чтобы инициатива применения ВАР шла не только от судейской стороны, но и от команд, чтобы контроль за соблюдением правил стал перекрестным.

Опять же, введение такого закона — это зона ответственности международных футбольных организаций. И она все равно не дает гарантии, что арбитры примут то решение, которое видится тренерам правильным. Но, по крайней мере, у людей появится уверенность в том, что момент невозможно проигнорировать.

А уж в России разговоры о том, что кто-то все купил, в любом случае неизбежны. Тем более, когда они подогреваются хэштегами вроде недавно предложенного Федуном «#СудитеСпартакКакЗенит».

Требование — правильное. Но разве другой, не существующий еще хэштег, — #СпартакИграйНеХужеЗенита — менее актуален? Когда Леонид Арнольдович говорит о «дутом чемпионе», он как-то немного забывает о том, что разница между двумя командами — тридцать (!) очков и восемь строчек в таблице. И что между ними — даже такие клубы, как «Арсенал» и «Уфа». Тут тоже судьи виноваты?

Правильное резюме Доменико Тедеско по полуфиналу Кубка: ключевой момент — второй гол питерцев, забитый сразу после того, как «Спартак» сравнял счет (а ведь должны были от Азмуна и третий получить, но тот промахнулся из стопроцентной позиции). Такое недопустимо. Потому что означает эйфорию, наивность, незрелость. То самое ученичество, которое Тедеско обозначил в главной послематчевой цитате: «Ученики играли с учителями».

И я добавлю — мне это очень напомнило третий гол «Зенита» в матче с «Краснодаром», забитый сразу же после великолепного удара Уткина, сделавшего счет 2:2. И там, и там это были лучшие шансы зацепиться за игру. И там, и там их прощелкали. А «Зенит» оба раза невозмутимо реагировал на возникшие проблемы и отвечал на них незамедлительно. И уж там судейство, о котором сейчас все говорят, точно не при делах.

Понятно, что большая разница между двумя клубами — в скамейках и возможности равноценно заменить того или иного футболиста. Михаил Кержаков, например, сменяет Андрея Лунева без потери качества. Можно безболезненно отправить в запас одного из лучших игроков «Зенита» нынешнего сезона Магомеда Оздоева, чтобы перевести на его место Дугласа Сантоса (с появлением Юрия Жиркова слева в обороне) и добиться тем самым определенных тактических целей. Все это Сергей Семак и сделал.

У «Спартака» же отсутствие по карточкам Романа Зобнина — для такого матча если не катастрофа, то огромная проблема. Наиль Умяров молод и талантлив, но если сразу же после появления Тедеско играл по-хорошему нагло и почти безошибочно, то на летнем отрезке подсдулся, что для молодых неизбежно. Да и вообще, чистого опорника, шестого номера, в «Спартаке» нет в принципе. И Зобнин, и Крал, и Умяров — игроки box-to-box. А красно-белым позарез нужен свой Барриос. А на позиции игрока, закрывающего правую бровку, в «Спартаке» нет и основного футболиста. Семак воспользовался этим сполна.

Когда против «Ахмата» в прошлом туре Тедеско выпустил Николая Рассказова только на замену, все сочли это не более чем подготовкой к Кубку — чтобы дать ему отдохнуть. Но в итоге и там Павел Маслов занял место Рассказова, а Илья Гапонов — место правого центрального защитника, которое ранее занимал Маслов.

Вот только «Зенит» — не «Ахмат». Тем более, правее в полузащите «Спартака» — с обязанностью контролировать действия левого защитника питерцев — располагался Зелимхан Бакаев, у которого игра в обороне далеко не сильнейшее качество. В результате уже на 4-й минуте из этой зоны возник первый голевой момент. Жирков вообще без сопротивления подал на ближнюю штангу Азмуну, и тот — опять же без противодействия — пробил из изумительной позиции чуть над перекладиной.

Семаку быстро стало ясно, что вот оно — слабое звено «Спартака». И в середине тайма он поменял флангами Кузяева и Малкома, отправив бразильца налево, где он вместе с Жирковым смог бы разрывать левый край обороны красно-белых. «Тем самым мы решили сразу две задачи, — подтвердил Семак умышленность этого шага после финального свистка. — Добавили креатива в уязвимую зону соперника и подстраховали ту, что была уязвима у нас, поскольку Малком не всегда успевал вернуться назад».

Главный тренер имеет в виду, что очень активен (и Семак это отметил) в этом матче оказался Айртон, и под него потребовался дополнительный игрок с оборонительными навыками. Туда и бросили Кузяева.

К тому времени счет уже был открыт. Фол в своей штрафной Гапонов совершил как раз на позиции правого центрального защитника. И как знать — случилось бы это, если бы там играл Маслов? Ведь никаких дивидендов из такого решения Тедеско извлечь не удалось — оборона (что, видимо, предполагалось) не усилилась, а атака от отсутствия Рассказова пострадала. Что во втором тайме Николай, достаточно эффективно выйдя на замену, и показал.

А когда Малком появился слева, в промежутке между 33-й и 36-й минутами «Зенит» создал четыре момента. И первый из них родился на том самом краю, где Малком отпасовал Жиркову, тот навесил на Дзюбу — и только отчаянное сопротивление Джикии помешало Артему забить из пределов вратарской.

При этом сразу после ответного мяча Соболева слабое спартаковское место сработало еще один, на сей раз роковой для гостей раз. Дзюба оттянулся вглубь поля на левый фланг, чтобы сделать скидку, Гапонов выдернулся туда вместе с ним. Центрфорвард в своем замысле преуспел, кивнув на ход Малкому, а игравший по бразильцу Маслов споткнулся и на мгновение упал. Гапонов находился слишком далеко от штрафной, чтобы успеть его подстраховать. В итоге Малком убежал с мячом по краю, оба молодых защитника за ним не поспели. Прострел вдоль линии вратарской — и Кузяев, опередив Айртона, вогнал в ворота Максименко мяч, который окажется победным.

Так перемена флангов от Семака в середине первого тайма сработала в обоих направлениях. Не факт, что скорости Кузяева хватило бы на то, чтобы убежать от двух защитников с мячом по левому краю, а чутья Малкома — на то, чтобы вовремя оказаться на линии вратарской.

Решающий шаг Семака, слабое звено «Спартака» и «серые зоны» ВАР. Рабинер — о выходе «Зенита» в финал Кубка

Хотя, с другой стороны, перед голом Соболева навес шел с того же фланга — от Бакаева. И в том эпизоде, вполне возможно, как раз не хватило оборонительных навыков Малкома. Что ж, за пару минут он показал свои и слабые, и сильные стороны.

Вообще, появление 40-миллионного бразильца в основе «Зенита» после многочисленных травм видится очень важным, потому что делает гораздо более непредсказуемой команду Семака в атаке. До того все происходило предельно ясно: есть только Дзюба и Азмун, которые забивают с игры, плюс Иванович со стандартов; продуктивно работают фланги — Дуглас Сантос (или Жирков) с Караваевым. В чемпионате России два форварда «Зенита» забили больше, чем шесть клубов РПЛ (включая довольно высоко идущие «Динамо» и «Уфу»), и столько же, сколько весь «Спартак»!

Выздоровление и адаптация Малкома позволила рассредоточить внимание соперников. Пока он забил за «Зенит» всего четыре гола, но его скорость и техника уже приносит чемпиону плоды — собственно, без этого не было бы второго мяча в ворота красно-белых. И чем дальше, тем эффективнее Семак научится использовать его таланты.

Я спросил Тедеско об арбитраже по трем эпизодам — потенциальных пенальти на Соболеве и Айртоне и возможном удалении Оздоева (потому что по пенальти назначенному и спрашивать нечего — он был однозначным, как бы ни называл его Федун). Доменико ответил, причем по-русски, что уже слишком много говорил на эту тему, чтобы продолжать. И сейчас предпочтет обсудить игровые вопросы.

Тем не менее, судейская проблема существует. ВАР — это ведь такая хитрая штука, которая признает и разбирает только черное и белое. А оно в жизни, как и в футбольном арбитраже, встречается редко — там куда реальнее пятьдесят оттенков серого. Так же происходило и в эпизодах с не назначенными пенальти на Соболеве и Айртоне (Оздоева, считаю, следовало удалять на сто процентов). А там, где нет черного или белого, судья и видеоарбитр могут «левачить» так, что потом не придерешься. И все строго в одну сторону. Это и есть «серые зоны ВАР».

Что, не имел оснований рефери назначить пенальти, когда Жирков откровенно схватил за футболку Соболева, что бы там ни происходило до того? На мой взгляд, самые веские, захват — не где-нибудь, а во вратарской! — был более чем акцентированный. Почему бы видеорефери Турбину не предложить главному арбитру Сергею Иванову посмотреть эпизод еще раз, чтобы все четко понимали — ситуация не проигнорирована, и после тщательного разбора принято вот такое решение? Ведь стань счет 0:1 в самом начале, это могло сделать совершенно другим весь его ход, всю структуру. «Зениту» ведь пришлось бы отыгрываться.

То же самое и по моменту с падением Айртона на 81-й минуте после контакта с Осорио, который многие трактовали как толчок в спину. Болельщиков «Спартака» возмутили не только сами решения, но и то, что три спорных эпизода главный арбитр даже не просматривал.

На мой взгляд, СМИ вправе требовать от РФС и главы судейского департамента Виктора Кашшаи регулярных ответов на самые острые вопросы. Глава судейского комитета футбольного союза Ашот Хачатурянц тоже должен находиться рядом и отвечать, но не на специфические вопросы по нюансам, потому что он не профессиональный арбитр.

Его нужно спрашивать о глобальных причинах всего происходящего в этой части российского футбола. О нем и Газизов, и раньше самые разные люди говорили, что это достойный человек, который пытается что-то изменить. Но почему пока не получается? Может, правильно в режиме еженедельного брифинга спрашивать об этом у него самого?

Вот Федун привел интересную статистику: ВАР рассматривал десять моментов с участием «Спартака» и принял ноль решений в его пользу, а у «Зенита» — 10 из 14 за него. Как такое обьяснить?

Это же уже не один, не два, не три случая. Хотелось бы хоть что-то понять. С помощью компетентных комментариев ответственных лиц. Например, понять то, почему Турбин при неоднозначности ситуаций не призвал Иванова по крайней мере лично посмотреть три указанных мною эпизода. Ответственность не должна быть размыта!

А у нас получается так, что и самим арбитрам говорить нельзя, и в то же время жесткого эксперта, Игоря Федотова, за нелицеприятный разбор судейства «Зенита» с «Матч ТВ» попросили. Вот что люди будут говорить, сопоставив эти два факта?

В конфликте Дзюбы и Соболева ближе к концу первого тайма мне видится не только чисто ситуативный аспект конкретного момента конкретной игры, но и элемент ревности — причем, я бы сказал на опережение. Потому что Соболев как раз и представляется человеком, который однажды — когда время настанет, пока еще рано — сменит Артема в основе сборной.

И Дзюба это уже чувствует, потому что Соболев не в какой-то отдельно взятой игре, а с каждым матчем набирает висты. И, что очень важно, в ключевых матчах не прячется за чужими спинами, а ведет за собой. Как в воскресенье, когда «Спартак» в атаке мог рассчитывать практически только на него — Бакаев так и на набрал форму после коронавируса, Ларссон внезапно растворился на поле, Понсе был дисквалифицирован. Вот только забил бы еще Александр второй из прекрасной позиции…

Хотя, быть может, есть и другие причины агрессии Дзюбы. Одну мне рассказали люди, близкие к «Зениту». Он очень уважает Ракицкого, а Соболев довольно грубо (получив заслуженную карточку) сфолил в том эпизоде именно против Ярослава. Вторая — еще более элементарная: желание Дзюбы словесно спровоцировать коллегу по амплуа на второе предупреждение.

И все же тема сборной и ревности за место на ее острие меня в этом случае очень занимает и не кажется надуманной. Оба — мощные, наглые, за словом в карман не лезут. Оба хотят доминировать, и, если окажутся в национальной команде вместе (что, полагаю, очень даже может произойти на ближайшем сборе), более молодой не станет стоять на задних лапках перед более опытным. И Станислав Черчесов, уверен, эту конкуренцию — теперь уже совершенно естественную — только поощрит.

Понаблюдаем. Очень интересно, чем все это обернется. Но факт, что в полуфинале Кубка, хотя «Зенит» и обыграл «Спартак», но персонально Соболев, на мой взгляд, оказался интереснее Дзюбы. При том, что нельзя говорить о пассивности капитана сборной России — Артем оказался задействован во многих важных эпизодах, хотя утомление в его игре и присутствовало.

Теперь «Зениту» осталось немногое — победить на нейтральном поле команду, выступавшую в ФНЛ. И тогда клуб из Санкт-Петербурга впервые за десять лет сделает дубль — в предыдущий (и единственный в российские времена) раз питерцам это удалось в первый сезон Лучано Спаллетти в 2010 году. Это случилось еще в последний сезон системы «весна-осень». В другие чемпионские годы «Зенита» Кубок трижды брал «Локомотив», еще раз — «Рубин». При всем богатстве воображения сложно представить, чтобы Питер уступил «Химкам».

А «Спартак» теперь уже окончательно упустил в этом сезоне вообще все, в том числе и место в еврокубках, которое разыгрывается между «Химками» и «Динамо». При этом манера и дух, с которыми действовали красно-белые в этой встрече, не может, как мне кажется, натолкнуть Федуна и Газизова на мысль об отставке Тедеско. Его команда играла в футбол и действительно, по его выражению, может смело смотреть на себя в зеркало.

Но в следующем сезоне и от «Спартака», и от самого немецкого тренера, который будет уже полностью отвечать за все происходящее с командой, потребуется уже намного большее. Думаю, что, понимая это, он и не стал делать акцент на судействе на своей последней пресс-конференции в сезоне. Пора возвращать мысли футболистов к игре. А займутся ли в межсезонье вопросами судейства другие люди, или все останется на уровне громких заявлений — узнаем после.

Зенит — Спартак

Олимп — Кубок России: турнирная таблица чемпионата, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *