full screen background image
Search
12 мая 2021
  • :
  • :
Последнее обновление

Признаки жизни: почему самый важный человек в США 86-летняя судья — политика

В истории часто можно найти ситуации, когда политика страны зависела от самочувствия старого правителя, ведь в случае перехода власти к его преемнику мог произойти крутой разворот по ряду важнейших вопросов. К счастью, в нынешние времена такие явления уже давно стали пережитком прошлого, ведь власть имеет строгие ограничения по времени. Или все-таки нет? Парадоксально, но такие примеры есть, причем это не всегда страны третьего мира. Более того, прямо сейчас с такой ситуацией столкнулись Соединенные Штаты Америки. Их политику во многом определяет одна 86-летняя женщина. Причем ключевыми являются даже не ее решения, а тот факт, что она жива и находится в добром здравии. Кто это и как в Америке дошли до такой ситуации — рассказываем в этой статье.

фото: Михаил Верный

Девять ликов справедливости

Американская судебная система очень разветвленная и разнообразная. Где-то судей назначают местные законодатели, где-то они избираются также, как и политики, а где-то и вовсе для назначения необходима воля высших лиц страны. За многие годы судья может пройти долгий путь, и дойти до реально значимых вершин. Он будет выносить решения по резонансным и не очень делам, оправдывать и признавать виновными, и все равно он останется просто «судьей». Но есть в Америке один путь, пройдя по которому служитель Фемиды лишается приставки «судья» перед своим именем, и обретает приставку «справедливость». «Справедливость» – титул, которым именуют судей Верховного Суда США. Это люди, достигшие вершины, и они уже не столько судят людей — они творят законы.

Верховный Суд США появился в 1789 году, одновременно с Конституцией. Уже через 15 лет он стал восприниматься как структура, которая может анализировать соответствие решений Конгресса главному закону страны. Тем самым, этот орган объединил в себе функции высшего апелляционного и конституционного суда. Верховный Суд уже более двухсот лет выполняет функции мерила американской жизни, многие законы, которые натурально перевернули ситуацию в стране, вышли из под судейского молотка. Любопытно, но с течением времени Верховный Суд менялся весьма незначительно. Он изначально был коллективным органом, изменялось лишь число судей, и то в последний раз это было в 1869 году. Тогда получила окончательное утверждение норма в 9 судей, она и сохранилась до наших дней. Единственную серьезную попытку расширить состав суда предпринял президент Франклин Делано Рузвельт, но, даже находясь на пике популярности, он не смог убедить соотечественников отказаться от устоявшейся системы.

Итак, есть девять членов Верховного Суда. Но как они появляются там и сколько служат? Назначение судьи — одна из наиболее важных функций президента. Только президент может отбирать юристов в состав высшего судебного органа страны, и то — исключительно в случае наличия вакансий. Теоретически, президент может назначить кого угодно, даже собственную жену. Однако, как правило, национальные лидеры ищут близкого по взглядам профессионального юриста — ведь их кандидатуру должен еще одобрить Сенат. Состав Сената также сильно влияет на кандидата: если этот орган контролируется оппозицией, президент вынужден искать более умеренного по взглядам служителя Фемиды. После утверждения законодателями судья вступает в должность, и находится там, фактически, до самой смерти, либо отставки. Единственный путь, как судья может быть лишен должности — совершение тяжкого преступления, подкрепленное процедурой импичмента: почти такой же сложной, как отстранение от власти самого президента.

Строители стен и защитники гей-браков

Сейчас Верховный Суд США продолжает свою важнейшую деятельность. За последние годы они приняли целый ряд ключевых законов: так, они признали неконституционными запреты на гомосексуальные связи, а потом и вовсе разрешили гей-браки по всей стране. Верховный Суд решает и гораздо более насущные вопросы — именно его волей Трамп получил средства на строительство стены. Несмотря на долгое сопротивление демократов, высшая судебная власть признала нелегальную миграцию проблемой обороны страны.

Также Верховный Суд несколько раз подтверждал уникальное право на проведение президентом той внешней политики, которую глава государства считает нужной. Причем данные решения касались разных аспектов: от запрета на въезд в США жителям нескольких мусульманских стран, до конкретных договоров с другими государствами, где Трамп действовал вразрез с мнением целого ряда видных экспертов.

Все обозначенные сверху примеры, как консервативной, так и либеральной направленности, объединяет один факт: они были приняты 5 голосами судей против 4. В Верховном Суде давно сложились «политические фракции», четверо судей можно назвать идейными республиканцами, их решения, как правило, соответствуют взглядам консервативной части Америки. Еще четверо судей, напротив, настроены либерально, и склонны трактовать Конституцию так, чтобы она соответствовала реалиям сегодняшнего дня. И есть еще один судья, действующий председатель Джон Робертс, который присоединяется то к одним, то к другим, и его голос оказывается решающим. До недавнего времени в такой же позиции находился Энтони Кеннеди, но он ушел в добровольную отставку, а его место занял консерватор Бретт Кавано.

Сейчас состав суда устоялся, и больше отставок не предвидится: все республиканцы, которые хотели уйти на пенсию, уже это сделали, а демократы ни при каких раскладах не хотят отдавать свои кресла в руки Дональда Трампа, особенно учитывая, что Сенат контролируют консерваторы. Но вопрос в другом — все ли смогут дотянуть до окончания срока Трампа. И здесь невольно вспоминается Рут Бейдер Гинзбург — выдающаяся женщина. Выдающаяся, но очень пожилая.

«Когда-нибудь ты станешь учительницей младших классов»

История Рут Бейдер Гинзбург это история преодоления. Можно сказать, что весь ее путь прошел в постоянной борьбе за право быть там, где она быть заслуживала. Причина тому проста — Рут родилась в Нью-Йорке в 1933 году, во времена, когда феминизм только вступал во вторую свою волну. Тогда женщины уже получили право голосовать, но они все еще воспринимались со скепсисом представителями традиционных «мужских» профессий. Ярким примером жертвы такого мировоззрения была Селия, мать Рут. Она училась в колледже и была способной ученицей, но в 15 лет ее родители решили прекратить образование дочери, сделав выбор в пользу ее брата. Рут всегда пользовалась поддержкой матери, которая была убеждена в том, что девушке образование может пригодиться. «Учись хорошо и когда-нибудь ты станешь учительницей младших классов» — примерно такой посыл был в детстве у будущей выдающейся судьи.

Мать не дожила всего один день до того, как Рут Бейдер (которая на тот момент еще не носила фамилию мужа Гинзбурга) выпустилась из школы. Теоретически, она могла остановиться уже здесь: для женщины того времени такое образование было весьма достойным. Да и не все ВУЗы принимали девушек. Тем не менее, она сумела поступить на государственное управление в Корнеллский институт. Там она познакомилась со своим будущим мужем и получила уже серьезное образование.

По завершению учебы Рут последовала за супругом из весьма прогрессивного Нью-Йорка в консервативную Оклахому, где ее муж должен был готовить офицеров для армии США. Будучи деятельной девушкой, она все же устроилась в службу официального обеспечения, но вскоре была понижена в должности и покинула работу: ей инкриминировали такое «преступление», как беременность. В 1950-е на юге Штатов женщинам было очень непросто. Тем не менее, Гинзбург не сломила эта несправедливость, и она решила добиться признания, став настоящим юристом. По тем временам это было неслыханное явление: даже декан ее факультета в Гарварде задал ей вопрос «Не стыдно ли ей занимать место квалифицированного мужчины». В скором времени она перевелась в престижную юридическую школу Колумбии, где отношение к ней едва ли было лучше. И все же, несмотря на весь скепсис профессоров, Гинзбург смогла заставить себя уважать: она выпускалась с самыми лестными рекомендациями. Казалось, ее ждет блестящая карьера юриста.

«Через девять месяцев Гинзбург умрет»

Гинзбург удостоилась чести быть рекомендованной для работы у одного из членов Верховного Суда Феликса Франкфуртера, однако вопреки всем сложившимся традициям, юрист отверг рекомендацию и отказался от услуг девушки. Причина банальна: в 1960-х все еще сильна была дискриминация, причем ей были подвержены даже такие люди, как судья Франкфуртер. Таким образом, после выпуска Гинзбург оказалась без работы: никто не хотел брать женщину на традиционно мужское занятие. Именно это и стало отправной точкой для дальнейшей деятельности Рут Бейдер Гинзбург. Она занялась правозащитной деятельностью и стала, как адвокат, вести дела по гендерному равноправию.

Здесь хочется отметить аспект, который может впечатлить даже закоренелых противников феминизма: Гинзбург бралась защищать от неравенства не только женщин, но и мужчин, если их права ущемлялись. Одно из дел, которое она довела до Верховного Суда (и выиграла) был процесс по защите прав вдовцов на пособие по уходу за несовершеннолетними. Вообще, Рут Бейдер Гинзбург, даже не получив заслуженной стажировки и не имея постоянного места практики, регулярно появлялась в главном суде Америки, где она стала известна как одна из наиболее жестких адвокатов. Во многом, она тогда стала лицом второй волны феминизма, которой было предопределено окончательно уравнять женщин в правах с мужчинами.

На волне популярности рос и статус Гинзбург: она сначала стала профессором права в юридической школы Колумбии, а в 1980 году, одним из своих последних решений президент Джимми Картер утвердил ее кандидатуру на роль судьи в Апелляционном суде округа Колумбия, который считается вторым по престижности после Верховного Суда. Далее хотелось бы написать, что она стала первым Верховным судьей женского пола, но партийность сыграла свою роль: в 1981 году на освободившуюся должность была назначена выдающаяся женщина республиканских взглядов Сандра Дэй О’Коннор, а сама Гинзбург продолжала работать во втором суде.

Звездный час Гинзбург наступил лишь в возрасте 60 лет, когда президент Клинтон с согласия Сената назначил ее судьей Верховного Суда. Получив приставку «справедливость» Рут Бейдер Гинзбург начала играть важную политическую роль. Она заняла наиболее левую позицию среди всех девяти судей Верховного Суда, при этом часто выступала с обличающими речами, которые расходились по стране и растаскивались на цитаты. Именно в этот момент у нее и появилось прозвище «Одиозная РБГ». Она действительно разрывала шаблоны, и по отношению к ней в скором времени не осталось равнодушных: одна половина Америки ее обожала, другая люто ненавидела. Потому, когда в 2010 году у Гинзбург диагностировали рак (а ей на тот момент было 77 лет!), некоторые республиканцы не скрывали своей радости. Один из них, выдающийся бейсболист и посредственный сенатор Джим Баннинг публично заявил, что консультировался с врачами и «через девять месяцев Гинзбург умрет». Тем не менее, РБГ победила болезнь, после чего повторяла этот подвиг еще дважды! А вот самому сенатору повезло меньше, он скончался в 2017 году, в то время как Гинзбург как раз завершала лечение от очередного рецидива.

На карту поставлена сама политическая система

Несмотря на искреннее восхищение силой воли Рут Бейдер Гинзбург, нельзя не понимать, что время не щадит никого. Сейчас судья находится в очень почтенном возрасте, она уже старше подавляющего большинства юристов, которые выходили на пенсию. Безусловно, прецеденты нахождения в своей должности аж до 90 (!) лет были, однако это случаи крайне редкие и совсем уж исключительные. Гинзбург тяжело, как ни печально это признавать, и она стала совсем мало появляться на публике. В начале 2019 года она так долго не появлялась, что это стало причиной для создания конспирологических теорий. Сложно сказать, сколько еще она сможет выполнять свои обязанности. Но что же будет, если ей придется уйти с поста Верховного судьи?

Республиканцы получат уверенное большинство в Верховном Суде. Если сейчас ключевой голос находится у умеренно-правого судьи Джона Робертса, то с приходом нового назначенца Трампа (при республиканцах, контролирующих Сенат) у идеологически правых судей формируется комфортное большинство, при котором они могут единым блоком принимать любые решения. А чего именно это может коснуться?

Во-первых, самой избирательной системы США. И речь идет не об отмене системы выборщиков, а о пересмотре института выборщиков, скорее о соотношении представителей по штатам. Президент Трамп уже давно пытается продавить вопрос о гражданстве в число обязательных для новой переписи населения, которая запланирована на 2020 год. Первый раз Верховный Суд отказал президенту, однако юристы оставили лазейку, сказав, что возможно повторное рассмотрение дела при раскрытии новых обстоятельств. Если Трамп сумеет продавить свое решение, это станет мощнейшим ударом по крупнейшим демократическим штатам: Калифорния может потерять более 10 избирательных округов (и столько же выборщиков, соответственно), серьезно пострадают такие штаты как Нью-Йорк, Иллинойс и Нью-Джерси. Все эти штаты имеют большое количество избирателей и являются традиционно демократическими. Если Рут Бейдер Гинзбург покинет Верховный Суд, задача по удержанию республиканцами власти упростится на порядок.

Во-вторых, закон об абортах и однополые браки. В свое время именно Верховный Суд США признал неконституционным запрет абортов. Сейчас же в нем есть, как минимум четыре судьи, которые считают, что каждый штат вправе сам решать для себя законность этой меры. На место Рут Бейдер Гинзбург уже отобрана кандидатура Эми Кони Барретт: а она славится как ярая противница абортов. Если РБГ покинет Верховный Суд, велик риск, что пять близких по убеждениям судей просто продавят свое видение ситуации. Подобное же ожидает отмену общенационального разрешения однополых браков, там тоже формируется коалиция из пяти правых судей.

В-третьих, тотальная поддержка линии президента относительно миграции. Пока Верховный Суд умеренно поддерживает действия Трампа относительно стены и невыдачи гражданства так называемым «мечтателям» — детям иммигрантов, живущим в США с несознательного возраста. Впрочем, там позиция как раз определяется голосом Джона Робертса, который не склонен идти на крайние меры. Если же на месте Гинзбург будет сидеть судья правых взглядов, то с высокой вероятностью и депортации пойдут гораздо быстрее, и городам-убежищам не поздоровится. И разумеется, бюджеты, выделяемые на строительство стены еще больше вырастут.

Этот список можно продолжать еще долго: фактически во всех областях политики Трампа будут видны улучшения, ведь президент смог назначить уже двух своих сторонников — Нила Горсуча и Бретта Кавано — на позиции Верховных судей. Кроме того уже много лет в суде есть два юриста, которые имеют конкретно правые взгляды, а наиболее правый афроамериканец Кларенс Томас сидит в этом органе власти еще со времен Джорджа Буша-старшего. Таким образом, уход любого судьи из оставшихся пяти будет означать создание стабильного большинства в Верховном Суде у республиканцев по всем вопросам. Причем сроки этого неограниченны, в среднем судьи находятся в должности несколько десятилетий, потому есть ощутимая вероятность, что этот успех президентства Трампа будет работать на правых даже тогда, когда сам 45-й президент станет историей. Но все это возможно только в одном случае: если Верховный Суд покинет Гинзбург. Потому сейчас она самый важный человек в США, ведь именно ее самочувствие может определить картину Штатов на ближайшие десятки лет.

Читайте материал: «Политолог дал прогноз о преемнике Путина».


Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *