full screen background image
Search
29 сентября 2022
  • :
  • :
Последнее обновление

Поехал в Москву «за апельсинами и колбасой», встретил Бескова и стал легендой. Памяти Георгия Ярцева


                        Поехал в Москву «за апельсинами и колбасой», встретил Бескова и стал легендой. Памяти Георгия Ярцева

Георгий Ярцев.

Фото архив «СЭ»


                        Поехал в Москву «за апельсинами и колбасой», встретил Бескова и стал легендой. Памяти Георгия Ярцева

Георгий Ярцев.

Фото Федор Успенский, «СЭ»

1/2

Обозреватель «СЭ» — о легендарном тренере.

Тупо смотрю в экран и не могу, не хочу впускать в сердце эту новость. Ярцев умер. Саныч. Жора, как между собой даже игроки его называли. И даже в интервью это порой прорывалось — как-то говорили с Аленичевым, и он вспоминал: «Жор…, ой, Георгий Александрович».

Алень его обожал, кстати. Не было бы автора голов в финалах Лиги чемпионов и Кубка УЕФА за «Порту» Моуринью, если бы не Георгий Саныч.

Только что мы все видели Ярцева на ретроматче — на скамейке, рядом с Олегом Иванычем. Как тогда, в 96-м — на том же «Петровском», где своим легендарным «пионеротрядом с вожатым Горлуковичем» выиграл золотой матч у «Алании». Он сам, будучи главным тренером, всегда был рад президенту клуба Романцеву на скамейке, но тот понимал тонкость ситуации и этим не злоупотреблял. Однако в главном матче — счел нужным, и правильно…

На чествовании-96 Романцева первым позвали на подиум. Но он сказал: «Нет, это твой праздник, Георгий Александрович, пожалуй на сцену!» И на тренировках в том сезоне, в которых ОИР иногда участвовал, всегда подчеркивал: «У вас есть главный тренер». И уходил работать на какой-то участок поля.

Одно на ретроматче было не так, как тогда, — Романцев с Ярцевым на лавке не курили. Нельзя теперь. И мелькнула дурацкая мысль — их образ настолько связан с сигаретой, что запрета на курение они вынести не смогли и ушли из профессии. Чушь, конечно, — но ведь, затягиваясь, они думали. И придумывали

Саныч и говорил, что, когда им с Романцевым в том сезоне что-то надо было обсудить, «самый сложный вопрос у нас решался «на одну сигарету».

В нем всегда бушевали эмоции. По любому поводу. Он терпеть не мог, когда массово щелкали затворы фотокамер. Когда у сборной Ярцева (выдавшей незабываемый матч в Уэльсе с Евсеевым, его птенцом-96, в главной роли) были пресс-конференции в Бору, он просил фотографов не беспокоить его во время вопросов и ответов. «Давайте я вам сначала покривляюсь, руками помашу. А потом начнем нормально работать…».

Без его эмоций никогда бы не было невероятного золота-96. Но и изгнания из сборной Мостового с Евро-2004 после невинного интервью испанцам вслед за первым матчем — не было бы. Эмоции — они в разных ситуациях в разные стороны работают.


                        Поехал в Москву «за апельсинами и колбасой», встретил Бескова и стал легендой. Памяти Георгия Ярцева

Федор Успенский, Фото «СЭ»

Какая судьба! В 29 лет попасть из второй лиги, из Костромы, в «Спартак» и стать сначала лучшим бомбардиром команды, вернувшейся в высшую лигу, затем — лучшим снайпером чемпионата СССР, далее — чемпионом и снова бомбардиром N1 команды. А еще через год — потерять общий язык с Бесковым и уйти в «Локомотив», где он и закончил.

Именно Ярцев — одно из ярчайших свидетельств гения Бескова. Кому еще могло в принципе прийти в голову взять в «Спартак» 29-летнего нападающего из второй лиги?! Тренер разглядел его на спартаковском турнире в манеже в Сокольниках. Ярцев спросил: «Вы знаете, сколько мне лет?» — «Знаю, 29. Ты опоздал на десять лет. Но не все еще потеряно».

Причем Ярцев не хотел ехать на тот турнир! «В Костроме чувствовал себя вольготно и спокойно. Спортивная карьера, казалось, на исходе, рядом — семья. Отец годом ранее ушел из жизни, но мать-героиня, сестры, братья — все там. Никакой Москвой не грезил. Но команда поехала — и я поехал. Побывать в столице, повидать товарищей, да и, как жена выражалась, «еще апельсинов с колбасой купить для семьи».

Съездил за апельсинами с колбасой…

Болел он с детства за московское «Динамо». Служил в ЦСКА, сыграл за армейцев в 70-м один матч, но потом порвал связку колена. А судьбой его стал «Спартак».

В том же 77-м, не получив обещанную квартиру, он сел на попутный грузовик (!) и рванул домой в Кострому. К семье, к которой ездил после каждой игры.

Бесков ему туда позвонил. «Разговор был секундный: «Я тебя жду. А если не приедешь, то с большим футболом закончишь». Позвал его к себе домой на Маяковку. Налил водки (тренер — игроку!). И первому в команде разрешил жить с семьей на базе в Тарасовке.

…Тупо смотрю в экран и не могу, не хочу впускать в сердце эту новость. Родной человек умер. Ярцев. Саныч. Жора.

И даже болельщики «Зенита» вывешивают в его память баннер в Химках. Спасибо им. Может, кто-то из тех, кто был осенью 96-го на «Петровском»…

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *