full screen background image
Search
17 августа 2022
  • :
  • :

«Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Вильсон Изидор.

Фото Дарья Исаева, «СЭ»


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Вильсон Изидор.

Фото Дарья Исаева, «СЭ»


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Вильсон Изидор.

Фото Александр Федоров, «СЭ»


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Вильсон Изидор.

Фото Федор Успенский, «СЭ»

1/4

Нападающий «Локомотива» — о России, Франции, борьбе с «Зенитом» и главных задачах на следующий сезон.

В сезоне-2021/22 Вильсон Изидор установил клубный рекорд «Локомотива» по продолжительности голевой серии за всю историю железнодорожников. На счету французского нападающего 7 голов в 12 матчах.

В интервью «СЭ» Изидор сравнил чемпионаты России и Франции, рассказал, как переходил в «Локомотив», и оценил перспективы команды на следующий сезон.

Сейчас нагрузка больше, чем на зимних сборах с Гисдолем

— У вас прошло уже несколько недель сборов, но ты на максимальном позитиве. Совсем не устал?

— Баковка совсем новая. Приехали сюда, а тут все после ремонта. Классно! Погода отличная, постоянно светит солнце. Здесь созданы все условия для того, чтобы команда была довольна и счастлива. Мы провели на базе в закрытом режиме уже неделю, но в этом нет никакой проблемы. Я рад, что могу больше времени провести с командой.

— Как прошел твой отпуск? Насколько я понимаю, ты отправился в него сразу после матча с «Динамо», в котором ты получил травму.

— Я оставался в Москве до последнего тура. И уехал только после окончания чемпионата. В отпуске я старался провести больше времени с семьей, со своими близкими. Был во Франции, практически все время проводил в кругу родных.

— Успел восстановиться к новому сезону? Готов к полноценной работе?

— Я был в Ренне, в своем городе, где я много работал с физиотерапевтами. Они мои знакомые. И практически каждый день мы занимались. Еще во время отпуска моей главной целью было — стать полностью готовым к первой игре чемпионата. Я работал каждый день, я был сфокусирован на этом. Иногда у меня были по две восстановительные тренировки в день.

— Получается, и не отдыхал совсем.

— Мне отпуск не нужен. Я предпочитаю работать, тренироваться и приближаться к своей цели.

— Какие ощущения от летних сборов в «Локомотиве»?

— Когда я приехал из «Монако» в «Локомотив», я помню, что был больше готов физически к зимним сборам. Сейчас я вернулся со свежей головой: отдохнувший и перезарядившийся. У меня есть конкретные задачи. Я знаю, что надо решать мне и что команде. Поэтому я полностью сконцентрирован, чтобы идти вперед и добиваться целей.

— Отличаются ли летние сборы от зимних по нагрузке?

— Сейчас нагрузка больше, чем на зимних сборах с Гисдолем. Наш тренерский штаб диктует такие принципы игры, для которых нужна очень хорошая физическая подготовка. Этим мы и занимаемся. У нас каждый день по две-три тренировки. Но никто не жалуется! Напротив, я чувствую настроения в команде — мы счастливы, что тренируемся. Работаем в едином порыве.

Лоськов смог что-то поменять во мне. У меня произошел щелчок в голове

— Ты работаешь с двумя тренерами: Марвином Комппером и Зауром Хаповым. Какие они в тренировочном процессе?

— Я нашел общий язык и c Зауром, и c Марвином. Это два открытых человека. Они всегда готовы к диалогу. К ним всегда можно обратиться с вопросом, и они ответят. Марвин в команде с того момента, как я пришел. Он взял на себя руководство командой, когда Маркус Гисдоль покинул «Локомотив». Комппер сразу взял на себя ключевые обязанности по подготовке команды к матчам — мне это очень помогло. Мой прогресс стал более очевидным. Я могу сказать, что мне максимально комфортно работать с Комппером. Он доверяет мне как игроку. Мы часто общаемся, у нас великолепное взаимопонимание. Более того, Марвин говорит на французском, на моем родном языке.

— Ты заметил что-то общее в работе Гисдоля и Комппера?

— Игровые принципы остались теми же. Но здесь больше отличается человеческий аспект. Марвин — больше мотиватор. Он может собрать команду и погнать ее вперед. Марвин сам бывший игрок, он недавно закончил свою карьеру. Поэтому он знает, как общаться с игроками. Он прекрасно знает все нужды футболистов. С ним комфортнее.

— Влияет ли как-то возраст Комппера на работу?

— Не вижу никакой проблемы. В тренерском деле, мне кажется, возраст не проблема. Возьмите хотя бы пример Нагельсмана из «Баварии». Компперу все доверяют, он заставил игроков себя уважать. Его отношение к нам тоже очень хорошее. Комппер — зрелый тренер. Плюс он работает вместе с Зауром Хаповым. Если нужен какой-то опыт, то Заур может подсказать.

— Создается ощущение, что Комппер больше работает с иностранными игроками, а Хапов — с российскими. Так ли это?

— Нет, это не соответствует действительности. Оба тренера одинаково работают с иностранцами и с российскими игроками.

— Ты рассказывал, что проводишь дополнительные тренировки после основной работы. Продолжаешь этим заниматься?

— После тренировки я люблю устраивать себе дополнительную нагрузку. Мне это необходимо, чтобы я чувствовал себя увереннее на поле. Я люблю работать. И эти дополнительные тренировки — большое удовольствие для меня. Я совсем недавно восстановился, поэтому тренерский штаб не особо поощряет такую работу. Как только я начну чувствовать себя лучше, я вернусь к дополнительным занятиям под руководством тренерского штаба.

— Ты проводил эти дополнительные тренировки с Лоськовым и Пашининым. Кто стал помогать тебе в этом после ухода двух тренеров?

— Свои тренировки я начал под руководством Олега Пашинина и Дмитрия Лоськова. Дима — игрок линии нападения, он часто подсказывал мне. Он делился своим огромным опытом со мной, очень сильно помогал. Это позволило мне чувствовать себя увереннее. После ухода Лоськова и Пашинина я не забросил дополнительные тренировки. Теперь мне помогает Марвин, который может дать мне тренера-помощника.

— Чему ты смог научиться у Лоськова?

— Не могу сказать, что смог перенять какое-то конкретное движение или навык. Но есть один пример. Во время зимних сборов в Испании я долгое время не мог забить в товарищеских играх. Лоськов смог что-то поменять во мне. У меня произошел щелчок в голове, стопор был снят. И вспомни, как я вкатился в чемпионат! Счетчик голов начал сразу крутиться.


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Дарья Исаева, Фото «СЭ»

Иногда выходишь на тренировку и думаешь: «Ох, как холодно»

— Какое событие из прошедшего сезона тебе запомнилось больше всего?

— Это игра против «Спартака». Вспомни, что было вокруг матча. Снегопад, полный стадион болельщиков! Обе команды были очень мотивированы на эту игру. Мне удалось забить, принес победу. Это то, что запоминается лучше всего.

— По ходу развития ситуации создавалось ощущение, что игру вот-вот отменят. А что происходило в раздевалке команды?

— Я понимал — была вероятность отмены игры. Но мы старались не думать об этом, фокусировались на игре. Я понимал, что, скорее всего, мы все же выйдем на поле.

— До перехода в «Локомотив» ты знал, что люди могут играть в футбол в таких условиях?

— Первый раз я играл на таком поле, которое было полностью завалено снегом! Монако находится на юге Франции, там всегда светит солнце. Но я относительно быстро адаптировался к холоду. Сейчас меня это вообще не беспокоит. Я знаю, как правильно одеться, чтобы не замерзнуть. Но иногда выходишь на тренировку и думаешь: «Ох, как холодно».

— Есть ли в России какие-то вещи, которых нет во Франции? Тебя смогло что-то удивить помимо холода?

— Здесь совсем другая культура. Между Россией и Францией очень много отличий. У вас очень крутые болельщики. Они максимально тепло поддерживают нас на трибунах, гонят вперед. Российские фанаты стараются быть к команде ближе. В Монако болельщики более дистанцированы от команды, поддержка совсем другая.

— Что бы ты хотел забыть за эти полгода в «Локомотиве»?

— Я бы сказал, таких событий три. Поражение против ЦСКА на 94-й минуте очень сильно ударило по мне. Второй эпизод — поражение от «Краснодара». И третий — травма, которую я получил в матче с «Динамо». Я бы хотел забыть эти вещи поскорее, это очень больно. Но из них нужно вынести опыт, чтобы в новом сезоне не допускать подобного.

— Как ментально справляться с тяжелыми поражениями?

— Они становятся уроком для того, чтобы работать дальше. Поражение от «Енисея» стало для нас хорошим подзатыльником. Это привело нас в чувство. Эта игра показала, что нам нужно лучше работать.

«Зенит» — это не та команда, которую невозможно обыграть

— Ты можешь сравнить уровень российского футбола и французского?

— «Локомотив», «Зенит» и ЦСКА могли бы спокойно бороться в чемпионате Франции за первые места. Оба чемпионата очень похожи. Но команды из второй части турнирной таблицы чемпионата Франции сильнее команд, занимающих такие же места в чемпионате России.

— А чем схожи российский чемпионат и французский?

— Уровень, интенсивность матчей. Оба чемпионата имеют высокий уровень игры. Плюс одна команда доминирует над остальными — ПСЖ и «Зенит». В России достаточно команд, которые могли бы бороться за первую пятерку во Франции.

— Как ты относишься к тому, что есть в чемпионатах безоговорочный лидер?

— Это дополнительный раздражитель. Хочется победить команду, которая считает себя лидером. «Зенит» — это не та команда, которую невозможно обыграть. Мы их не боимся. Во Франции, например, недавно чемпионами становились «Лилль» и «Монако». Почему бы нам не сделать это? Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала.

— В следующем сезоне «Локомотив» может оказаться в турнирной таблице выше, чем «Зенит»?

— Конечно! Будем работать над этим.

Был звонок от сборной. Мне сказали, что составляют расширенный список

— Твоя рекордная серия удивила всех. Ты думал, что у тебя получится с ходу начать забивать?

— После первого гола я получил только дополнительную мотивацию. Никакой расслабленности не было. Голы можно сравнить с наркотиком. Ты забил один — хочешь второй, третий. Остановиться невозможно.

— В матче с «Нижним Новгородом» твоя серия прервалась. Ты переживал из-за этого?

— Как игрока меня это расстроило. Но мы же выиграли. Это, как мне кажется, намного важнее личных рекордов. Задача же не просто забивать голы, а побеждать. Это самое главное. Если бы мне предложили стать чемпионами, но я бы забил мало голов — без сомнений согласился бы.

— Была информация, что тебя и Бека-Бека этой весной вызывали в молодежную сборную Франции. К тебе кто-то обращался?

— Я был в расширенном списке. Там 30 фамилий, где были и наши с Бека-Бека. Потом этот список сократился до 24. Не попал в основной список — ничего страшного. Главное, что сборная оценивает нашу работу и следит за нами. Мы с Алексом были очень рады, что нас включили. Не попали, что поделаешь. Ничего смертельного. А вот не поехать в основную сборную — намного больнее.

— Никакого общения со сборной не было? Только список?

— Нет, был звонок. Мне сказали, что составляют расширенный список. И что, возможно, мне придется отправиться в расположение сборной. Когда я не попал — получил столько сообщений от болельщиков и друзей со словами поддержки. Очень приятно! На все это повлияла травма в матче с «Динамо». Из-за травмы я особо не обращал внимания на все происходящее. Только сейчас вспомнил.

— Ты покинул стадион на костылях после матча с «Динамо». Какие мысли были в голове? Не боялся, что эта история может затянуться надолго?

— Было очень сложно опускать глаза вниз и осознавать: «Да, я травмировался». В голове постоянно была эта сцена, как я получаю травму, как слышу этот легкий хруст. Это постоянно вертелось в голове. Когда вернулся домой, немного успокоился. Сказал себе, что восстановлюсь через два месяца. На следующее утро мне пришла хорошая новость. Благодаря врачу команды мы провели все медицинские процедуры максимально оперативно. Поэтому срок восстановления сократился до одного месяца.

— Сейчас ты ставишь себе цель вернуться на карандаш тренеров сборной Франции?

— Вызывают меня или не вызывают в молодежную сборную… Для меня самое главное сейчас — это успех «Локомотива». Вызов в сборную всегда приятен. Так ты понимаешь, что твои заслуги признают. Плюс это возможность побыть во Франции какое-то время, встретиться с родными. Мои амбиции — играть в главной сборной страны.

«Локо» — это популярная команда во Франции

— Хотелось бы подробнее поговорить с тобой о переходе в «Локомотив». Когда ты впервые узнал, что тобой интересуются железнодорожники?

— Мне сказал об этом мой агент. Он мне объяснил, что в команде есть определенный план. У меня состоялся разговор с Томасом Цорном. Он мне подробнее рассказал о планах клуба. Мне говорили, что я смогу прогрессировать в «Локомотиве». Честно, для меня это было очень тяжелое решение. Переехать из Франции в Россию… Но я здесь. И я счастлив. Решение о трансфере в «Локомотив» — одно из лучших в моей карьере.

— Какой фактор был ключевым, чтобы ты поменял теплое Монако на Москву?

— Меня погода вообще не интересовала. Главное — быть в том месте, где я могу играть и прогрессировать. А уж где играть на земном шаре — это неважно.

— Что тебе предложил Томас Цорн, из-за чего ты решил выбрать «Локомотив»?

— В «Монако» я играл очень мало. Томас мне пообещал, что у меня будет возможность получать игровое время. А это важно для любого игрока. В «Монако» я не был счастлив. «Локомотив» интересовался мной, в то время мне это было нужно. Я полностью посвятил себя московскому клубу.

— Общался ли ты с кем-то, кто играл в России, до своего перехода?

— Да, я общался с Бека-Бека. Он мне сказал, что «Локомотив» — очень хороший клуб. Алекс предупреждал, что в России очень холодно — но я об этом не пожалею. Бека-Бека говорил, что мы можем создать дуэт, который будет выигрывать трофеи.

— Что ты знал о «Локомотиве» до перехода? Видел какие-то матчи?

— «Локо» — это популярная команда во Франции. В моей стране люди знают три команды из России: «Локо», «Зенит» и ЦСКА.

— В этом списке нет «Спартака»?

— Его знают намного меньше. Во Франции практически ничего не слышно о «Спартаке». Больше о «Локо», «Зените» и ЦСКА. Честно, я еще мало знал о французах, которые играли в России. Я больше знал о самом клубе. Я смотрел игру против «Марселя». У меня было представление, что такое «Локомотив».


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Александр Федоров, Фото «СЭ»

Будем делать все, чтобы «Локомотив» в следующем сезоне взял трофей

— Ты сумел быстро адаптироваться, о чем говорили тренерский штаб и Томас Цорн. Хотя многим легионерам требуется много времени для раскачки. Что тебе помогло?

— Сложно сказать. Многие факторы поспособствовали этому. Мне очень сильно помогли российские игроки. Особенно Баринов и Жемалетдинов. Это раскрепостило меня. Я понял, что мне доверяют. За этим всем стояло очень много людей: сотрудники клуба, медицинский штаб, медиаотдел. Они все мне очень помогли, я им очень благодарен.

— Ты дружишь с Бека-Бека. А удалось ли еще с кем-то выстроить близкие отношения?

— С Керком, с Тикнизяном, с Марадишвили, Худяковым и Петровым. Макса я называю mon petit (с французского — «мой малыш». — Прим. «СЭ»). Они стали за время в «Локо» для меня настоящими друзьями. Я могу спокойно провести с ними время за ужином. Это не просто одноклубники.

— В адрес российского футбола ФИФА приняла ряд мер. Как ты относишься к этому?

— Не буду врать, любой игрок хочет играть на европейской арене. Есть чувство разочарования от происходящего, но меня это особо не беспокоит. Я принял этот факт, надо жить дальше. Спокойно продолжаю играть в «Локомотиве». Нужно перестроиться, теперь для нас самое ценное — это Кубок России и чемпионат. Главное, чтобы сезон не прошел впустую. Будем делать все, чтобы «Локомотив» в следующем сезоне взял трофей.

— У тебя достаточно долгий контракт. А мы понимаем, что история с отстранением может затянуться. Возможно ли, что ты уйдешь из клуба?

— Даже мысли такой не было. «Локо» очень много сделал для меня. Как я могу уйти после всего этого? Я чувствую себя счастливым. Я обязан этому клубу. Я не должен их подвести. Обязан отплатить им за все, что они сделали для меня, помочь клубу взять трофей.

— Цель на следующий сезон — это трофей?

— Не один. Нужно выиграть все. Чувствую настрой ребят. Мы сконцентрированы только на победе. Даже вопроса такого нет. Надо брать трофей. Может, не сразу все получится. Может, будут шероховатости. Мы понимаем, что это сложно. Но мы отдадим все силы.

— Это командная цель. А какую ты ставишь себе личную задачу на следующий сезон?

— Хочу забить больше, чем в прошлом сезоне. Я могу стать лучшим бомбардиром или ассистентом. Но это абсолютно не важно. Главное, чтобы «Локо» выиграл как можно больше матчей.

Во Франции думают, что в России невозможно выйти на улицу из-за холода

— Возвращаясь к истории с твоим переходом. Что ты знал о России до переезда сюда?

— Страна, где холодно. А Москва — огромный город. Не так много, если честно. Для меня, на самом деле, это даже стало мотивацией. Я переезжал в другую страну, в другую культуру, о которой совсем ничего не знал. Это такая интрига — ты открываешь для себя что-то новое. Пока у меня все хорошо складывается на поле и за его пределами. Я здесь счастлив.

— Что тебя больше всего удивило в России?

— Очень много пробок, тяжелый трафик. Во Франции думают, что в России невозможно выйти на улицу из-за холода. Но я приехал сюда — и все нормально, ничего такого нет. В моей стране думают, что люди из России никогда не улыбаются. Якобы они такие суровые. Это неправда. Люди очень приветливые и добродушные. Реальность оказалась намного лучше.

— Тебе комфортно в России?

— В России я счастлив. У меня здесь лучший друг — Бека-Бека. Москва — прекрасный город. Мне максимально комфортно здесь. Единственное, жаль, что редко вижу семью…

— Не думал перевезти семью в Россию?

— Время от времени они будут приезжать сюда. Отчим уже приезжал в Россию, был рядом со мной. Надеюсь, что у родных получится приехать еще.

— Как твоя семья относится к тому, что остаешься в России? Нет какого-то давления, с которым столкнулось много иностранных игроков?

— Вообще никакого давления. Моя семья знает, что для меня самое главное — это футбол. Никаких проблем.

— Тебе всего 21, ты в Москве — как не потерять голову? Многих легионеров ловили на походах в клубы, на вечеринки…

— Это никуда из жизни не пропадет. Спокойно можно этим заниматься после карьеры. Но сейчас зачем? Для меня главное — это играть в футбол. Да, вот так, это выглядит немного скучно. Но для меня — только футбол. (Последнюю фразу Изидор сказал на русском языке.)

— Ты успел выучить какие-то фразы на русском языке?

— Я говорю по-русски. Меня зовут Вильсон. Спасибо! (Все фразы Изидор сказал на русском языке.)


                        «Мы можем скинуть «Зенит» с пьедестала! Мы их не боимся». Интервью Вильсона Изидора из «Локо»

Федор Успенский, Фото «СЭ»

Я не хочу быть Мбаппе. Я Вильсон Изидор

— Ты говорил, что не был счастлив в «Монако». Не скучаешь ли ты по Франции?

— И да, и нет. С одной стороны, там моя семья, мои друзья. Это моя страна, в которой я вырос! Но в России я чувствую себя просто прекрасно. Конечно, иногда есть чувство ностальгии. Начинаешь скучать по родине. Честно, это некритично. В России очень комфортно.

— Ты рассказывал, что во Франции тебя называли новым Мбаппе. Когда ты переходил в «Локомотив», в российских СМИ были заголовки: «В Россию едет второй Мбаппе». Это не давило на тебя?

— Нет, потому что я Вильсон Изидор. Я не Мбаппе. Я — это я. Мы говорим абсолютно о разных игроках. Один из них — очень близок к «Золотому мячу». А я только в процессе своего развития. Он будет завоевывать свои титулы, а я свои. Но, безусловно, Мбаппе — тот человек, который меня вдохновляет. Может, мы чем-то и похожи в игре. Но я не хочу быть Мбаппе. Я Вильсон Изидор.

— Насколько я знаю, Тьерри Анри — один из твоих вдохновителей. Почему он?

— Анри стал моим кумиром, когда он забил сборной Бразилии на чемпионате мира 2006 года. Все, что он делал на футбольном поле, — это же настоящая красота! В «Барселоне», в «Арсенале». А его ментальность — он все время хотел большего. Он был зациклен на самосовершенствовании. Меня мотивирует такой подход. Когда у меня появился шанс поработать с ним, моя мотивация еще больше увеличилась.

— Во время работы с Анри в «Монако» у тебя не было нервозности?

— Иногда у меня была даже легкая дрожь. Я ему сразу же сказал, что он мой кумир. Я находился в «Монако» во многом благодаря ему. Весь мой футбольный путь начался с Анри. А теперь Тьерри тренирует меня. Он меня как-то сразу раскрепостил, я всегда прислушивался к его советам. И понемногу эта дрожь переросла в рабочие отношения.

Головин — мой друг, добродушный и веселый парень

— В «Монако» в какое-то время была постоянная смена тренеров. Ты не думаешь, что это не позволило тебе закрепиться в составе?

— Согласен, это все сказалось. Был целый ряд тренеров, которые один за другим менялись. Это же было и с игроками. Но клубу удалось собрать абсолютно новую команду. Они нашли свою идентичность.

— Из «Монако» на какое-то время ты уходил в третью лигу Франции. Что происходило в тот момент?

— Прежде всего нужно отпустить свое эго. Главное, что у меня была возможность играть в футбол. Я понимал, что нужно усердно работать. У меня был ряд травм, которые мне мешали. Пандемия в какой-то степени пошла мне на пользу, у меня было больше времени на восстановление. Но как только я начал забивать, я вошел во вкус. У меня появилась уверенность в себе.

— Мы следим за «Монако», потому что там играет Александр Головин. Какие у вас были отношения с ним?

— Это мой друг. Он очень добродушный и веселый парень. Как игрок он очень сильный.

— Писал ли он тебе, когда ты перешел в «Локомотив»?

— Он отправил СМС: «Я очень счастлив за тебя. Если тебе нужна какая-то помощь в Москве — обращайся».

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *