full screen background image
Search
8 февраля 2023
  • :
  • :

«Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает…»


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Олег Соколов.

Фото Александр Федоров, «СЭ»


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Гус Хиддинк и Олег Соколов.

Фото Александр Федоров, «СЭ»


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Александр Кержаков, Олег Соколов и Дмитрий Сычев.

Фото Алексей Иванов, архив «СЭ»


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Виктор Вотоловский, Михаил Насибов, Олег Соколов и Андрей Гришанов.

Фото Александр Федоров, «СЭ»

1/4

Памяти Олега Соколова.

8 декабря, не дожив двенадцати дней до 85-летия, скончался легендарный массажист Олег Соколов.

Полвека он работал со сборными страны. Прошел все ступени — юношеская, молодежная, олимпийская и, наконец, национальная. Был с командой на шести чемпионатах мира — от 1966-го в Англии до 2002-го в Японии и Корее. А еще на трех Олимпиадах и четырех чемпионатах Европы, включая бронзовый-2008. Человек-эпоха.

…Когда-то юному фельдшеру, окончившему рядовое медучилище на окраине Москвы, судьба неожиданно сделала шаг навстречу. По распределению направили не в больницу или службу скорой помощи, а во врачебно-физкультурный диспансер в Лужниках. Единственного со всего курса.


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Александр Федоров, Фото «СЭ»

Этот эпизод перевернул жизнь. В лужниковском диспансере Соколов и будущую жену встретил, которая там врачом работала, и новую профессию обрел, поступив на курсы массажа.

— Был такой чудесный аппарат «Токи Бернара», снимавший боль при радикулите, ушибах, растяжениях, — вспоминал Олег Викторович. — В те годы найти его можно было лишь у нас да в легендарной кремлевской больнице. Поэтому в наш диспансер приходило много игроков, тренеров. Так я со всеми и познакомился.

Первой командой Соколова стало хоккейное «Динамо», куда его пригласил главный тренер Аркадий Чернышев. Три года совмещал функции массажиста в клубе и диспансере. Затем поступил во 2-й медицинский, и разрываться стало уже невозможно. С хоккеем пришлось попрощаться. В 1961-м Алексей Парамонов предложил поработать в юношеской сборной Союза по футболу. Дальше была олимпийская, с которой Соколов съездил в турне по Южной Америке, а вскоре Константин Бесков в национальную сборную позвал.

Когда в футболе наступал перерыв, Соколова, чтобы без дела не сидел, неизменно переводили на другие виды спорта — на баскетбол и тяжелую атлетику, гимнастику и вольную борьбу…

— Особых хлопот мне это не доставляло, — говорил Соколов. — Массажист — он и в Африке массажист. Правда, в разных спортивных дисциплинах и нагрузка на мышцы отличается. Игровикам при массаже делаешь упор на ноги, гимнасткам и борцам — на верхний плечевой пояс, гребцам — на спину. Но в таких ситуациях я всегда сперва с массажистом и врачом из той команды консультировался. Выяснял, в чем специфика этого вида спорта, какие травмы чаще бывают. Однажды меня на велогонку собрались послать. Я сразу за советом к коллегам отправился. А там целая компания велосипедистов. Говорят: «Гонщики иногда себе промежность седлом натирают. Но ты не тушуйся. Если что — пришьешь им к штанам бифштекс». У меня глаза на лоб: «Какой еще бифштекс?» «Обыкновенный, — отвечают, — говяжий. Пришьешь — и дальше поедут». Ладно, думаю, похохмить решили. Однако когда мы с врачом остались вдвоем, на всякий случай спросил: «Насчет бифштекса — шутка?» И услышал: «Нет. Если кто-то седлом стер себе кожу, то действительно, чтобы не сходить с дистанции, нитками крепит к штанам кусок сырого мяса и продолжает гонку». Этим чаще всего молодые страдают. Но мне повезло. Тогда на гонку только опытных велосипедистов заявили…


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Александр Федоров, Фото «СЭ»

На вопрос, когда было легче работать — в советские времена или нынешние, Соколов отвечал не задумываясь: «Конечно, сейчас! Даже сравнивать нечего».

— Раньше за рубеж наши команды как выезжали? Игроки, руководитель делегации, два тренера, врач да массажист. Всё. Администратора в целях экономии оставляли дома. И за границей функции его автоматически перекладывали на массажиста. Заказ билетов, доставка формы, прочие мелочи… При этом прямых наших обязанностей, разумеется, никто не отменял. Хватало и других сложностей. Одного массажиста на всю команду маловато. Вот два-три, как теперь, — в самый раз. Кроме того, тогда еще не выпускали складных массажных столов. В гостиницах игроков разминали либо на кровати, либо на валике, свернутом из одеяла и подушек. Очень неудобно.

Из футболистов Соколову особенно запомнился Олег Блохин.

— Бывало, придет перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» (голова) раскалывается, «галик» (голеностоп) ноет, «радик» (радикулит) житья не дает». Но на следующий день выходил на поле — и обо всех болячках забывал. Боец! Кстати, в победном для киевлян Кубке кубков 1975-го я сопровождал их на все зарубежные матчи по просьбе Лобановского: динамовский массажист тогда стал невыездным.

Мир тесен. А уж мир спорта и искусства — тем более. Со временем к массажисту Соколову начали заглядывать не только спортсмены, но и балерины, танцоры.


                        «Блохин заходил перед игрой: «Ой, Викторыч, спасай — «тыква» раскалывается, «галик» ноет, «радик» житья не дает...»

Алексей Иванов, Фото архив «СЭ»

— Пошло все от ребят из ансамбля Моисеева, которым я делал массаж. Они рассказали обо мне Махмуду Эсамбаеву — его радикулит замучил. В зале Чайковского он босиком исполнял свой знаменитый индийский танец. Зима, пол холодный — вот спину и прихватило… Потом как-то открываю дверь — на пороге Майя Плисецкая. Я так и обмер! Как и всех балерин, массировать ее было одно удовольствие — ноги длинные, икроножные мышцы тонкие. Удобно работать. Да и вообще человек она удивительно легкий, спокойный, без всяких звездных замашек. А с Эсамбаевым мы даже подружились. До последних его дней общались. Помню, перед Олимпиадой 1972-го меня на академическую греблю перебросили. Сидели на сборах в Чечено-Ингушетии. Через три недели от тоски уже на стенку готовы были лезть. И тут случайно узнаю, что Махмуд в республику с гастролями приехал. Дозвонился до него, попросил для команды с концертом выступить. Он не отказал. Гребцы были в восторге!

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *